Инфореактор

925 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Голоцуков
    А где велосипед? - Это Не велосипед. Электропривод должен помогать крутить педали т.е. брать на себя от 0 до 100% наг...Инженеры Huawei з...
  • Валентин Щербаков
    Зачем вообще встречаться с этим еврейским недоноском Зелей, если он в прямом смысле возрождает фашизм на Украине и сп...Министр обороны Г...
  • Владимир Соловьев
    Своим идиотизмом Америка напоминает и, даже, копирует Украину!"Народ России дол...

Дмитрий Глуховский объяснил смысл шоковой секс-сцены в фильме "Текст"

Дмитрий Глуховский объяснил смысл шоковой секс-сцены в фильме "Текст"

В минувшую субботу состоялся заключительный день Книжного салона 2021 на Дворцовой площади. В здании Главного штаба Государственного Эрмитажа выступили перед петербуржцами известные российские и иностранные писатели, а также сценаристы, режиссеры-постановщики и журналисты.

Одним из самых противоречивых мероприятий в последний день салона оказалась дискуссия "Кто шокировал зрителя? Театральные постановки знаменитых произведений". В ней приняли участие российский театральный режиссер Евгения Беркович, сценарист Валерий Печейкин, актриса кино и театра Наталья Лапина и известный писатель и журналист Дмитрий Глуховский.

Современный мир диктует абсолютно новые правила и методы интерпретации литературных произведений. То, что раньше было под запретом, сейчас часто воспринимается как обыденность. Однако в театре, в отличие от кино или литературы, постановщики наиболее сильно держатся за привычные устои. Немногочисленные смельчаки, показывающие новое прочтение классики и так называемый шок-контент, сталкиваются с критикой, например, за сцены с курящими актерами, использование нецензурной лексики и обнаженных артистов.

По мнению Дмитрия Глуховского, адаптация произведения для постановки на сцене — это особенное дело.

Невероятный театральный мир по сути ему открыл режиссер Максим Диденко. Тогда Дмитрий понял, что главное в этом деле — "бубнежа поменьше, эмоций побольше".

Раньше я не ходил в театры, пока не познакомился с Максимом Диденко. Потом после знакомства я стал ходить в театры, преимущественно на его спектакли. И я понял, что я конечно с совсем наивным взглядом подходил к вопросу адаптации литературного текста в пьесу и театральную постановку, потому что бубнежа надо поменьше, а эмоций побольше.

Конечно, есть разные примеры режиссеров, но меня лично восхищает поэтический подход, когда режиссер оперирует образами. То есть, не увлекаясь чрезмерно структурой и диалогом, тем не менее позволяет зрителям почувствовать эмоцию. Этого таланта я как раз лишен, и мне это очень интересно. Потому что как раз это противоположно тому, что я научился делать в сфере литературы, — признался Глуховский.

Писатель поделился со слушателями своим мнение в отношении шок-контента. По его мнению, демонстрация, например, обнаженного тела на сцене — это, действительно, может быть стрессом для зрителя, особенно, если он не знал, что его ждет. Однако далеко не всегда это повод для осуждения. Важно, чтобы подобные "шоковые" методы были оправданы в спектакле.

Что касается голых тел, то это вышибание зрителя из привычной колеи и это должно быть мало-мальски оправдано. Не заполнять пробелы драматургии таким, а создавать что-то. Обнажение человека на сцене — нарушение каких-то табу, и это, как мне кажется, должно работать как-то, если не на драматургию, то на галерею испытываемых нами эмоций и образов. Все, что позволяет тебе пронестись по этим американским горкам эмоций, катарсису, — это все хорошо, — подчеркнул писатель.

Российский театральный режиссер Евгения Беркович поддержала мнение Дмитрия, отметив, что все в спектакле должно быть оправдано. Не только обнаженные тела, но и если актер пять часов читает стихи Ахматовой. Форма должна соответствовать содержанию, пришли к общему мнению спикеры.

В отношении театра Глуховский использовал интересную аллегорию. По его словам, театр должен быть покрыт заусенцами, которые цепляют душу зрителя.

Театр должен быть шероховатый. Он должен быть покрыт заусенцами, и этими заусенцами цеплять достаточно уже ороговевшие души насмотренных искушенных театралов, — добавил писатель.

 

Шок-контент фильма "Текст"

 

В 2019 году на экраны в России вышел фильм "Текст", снятый по одноименному роману Дмитрия Глуховского. Картина сразу оказалась в центре скандала из-за очень откровенной сексуальной сцены. Подобный шок-контент почти никогда не встретишь в современном отечественном кинематографе. Насколько эта сцена была оправдана для фильма, и можно ли ее было вырезать, чтобы избежать осуждения зрителей и критиков, iReactor узнал у самого писателя Дмитрия Глуховского.

Дмитрий Глуховский объяснил смысл шоковой секс-сцены в фильме "Текст"

По словам родоначальника идеи, которая легла в основу киноленты, а также сценариста "Текста", основная причина масштабной критики — ханжество зрителя. Глуховский осудил молодежь за лицемерие в связи с критикой секс-сцены в "Тексте", напомнив, что в эру интернета эротические сцены уже давно не являются чем-то особенным и невиданным.

Я считаю, что вся критика в адрес сексуальных сцен в фильме "Текст" объясняется только ханжеством зрителя. Во-первых, в мире, где есть интернет с известными всем порноресурсами, не думаю, что хоть какой-то эротической сценой можно кого-то шокировать.

И критика в адрес фильма долетает причем не со стороны, как ни странно, пенсионеров, которые могут уже и забыть, что секс — это важная часть человеческого существования, и так вообще-то дети рождаются. Критика идет со стороны какой-то молодежи, которая явно на этих порносайтах все равно сидит. Парадоксальная ситуация складывается, — заявил Глуховский.

Важность скандальной сцены в фильме "Текст" заключается в том, что именно через нее главный герой начинает испытывать какие-то чувства к девушке. Таким образом создатели пытаются показать, что любовь к человеку иногда может зародиться через физическое влечение, а потом перерасти во что-то большее.

В фильме это нужно, потому что через эту сцену собственно герой влюбляется в героиню. Потому что он к ней прямого доступа не имеет, а видит ее на экране телефона. И так начинает что-то к ней испытывать. Сначала это физическое влечение, а потом, как часто это бывает в жизни, это перерастает в нечто другое. Поэтому сцена оправдана, — заключил Дмитрий Глуховский.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх